городские проблемы цветами не решить

интервью главного архитектора МОХ Юрия Фоменко информационному агентству Росбалт на тему городского благоустройства

Отношение Юрия Фоменко и Дмитрия Голубева к будущему своей профессии можно назвать романтическим. Юрий – главный ландшафтный архитектор, а Дмитрий – коммерческий директор ландшафтно-архитектурного бюро "МОХ". Они мечтают о временах, когда власти Петербурга начнут думать не только о латании дыр в дорожном покрытии и ремонте ветхого жилья, но и о создании дружественной человеку среды обитания. А пока этого не произошло, они реализуют свои идеи преимущественно в частных загородных имениях. Иногда им удается поучаствовать и в некоторых муниципальных проектах благоустройства. К их великому сожалению, это происходит крайне редко. Чужие, как говорится, там не ходят.

— В настоящее время в Петербурге нет такой профессии – ландшафтный архитектор. Старые структуры исчезли вместе с развалом советской экономики, а новые просто не появились. Не до того было. Впрочем — в память о прошлом — нам остался особый, можно сказать, советский подход к вопросам благоустройства. Он заключается в том, что одни фирмы выпускают по сути своей одинаковые, в некоторой степени типовые детские городки, качели, скамейки, урны и т. д., а другие фирмы расставляют эти объекты в привычном порядке на организованные старым добрым способом и вызывающие легкую ностальгию по счастливому детству площадки из набивного покрытия. Признаком же современного благоустройства считается использование яркого резинового покрытия и установка уличных тренажеров вперемежку с бетонными чашами, заполненными цветами, пивными бутылками и окурками, — грустно констатирует Дмитрий.

 

 

Благоустройство двора в Петербурге

Благоустройство двора в Петербурге

 

Благоустройство двора в Мюнхене

Благоустройство двора в Мюнхене, Германия

Открытое пространство — это  пространство, с которым мы сталкиваемся, как правило, по пути от дома к станции метро или в магазин. Жители Петербурга научились преодолевать это пространство по возможности быстро, не оглядываясь по сторонам. Потому что обычно и не на что оглядываться…  

Яркий пример – площадь перед торговым центром "Галерея" у Московского вокзала. Это пространство, где людские потоки сталкиваются друг с другом, но там расставлены, как назло, по самой середине площади урны и каменные кубики, на которые пытаются присесть уставшие или ожидающие друзей пешеходы. Площадь, на которой не укрыться от палящего солнца или проливного дождя, где нет ни единого растения. А ведь для многих приезжих с этой площади начинается и часто ею же заканчивается  Петербург.

 

Дворы, улицы, площади, скверы — это не просто свободные от застройки территории. Это то, что формирует наше настроение, поведение, да даже вкус, наконец. Человеку нужно видеть вокруг себя зелень, нужно видеть яркие краски, интересные, эстетичные формы, воду, свет. В конце концов,  это и есть качество жизни, когда хочется выйти на улицу, во двор, в город. Чтобы полюбоваться им, чтобы отдохнуть, чтобы пообщаться с друзьями или соседями, заняться спортом. И ландшафтная архитектура должна предлагать все это. Она должна радовать, удивлять, поднимать настроение. Именно на психологическом факторе хочется сделать особый акцент. Среда в значительной степени оказывает влияние на формировании личности, и то, что нас окружает в повседневной жизни, будет отчасти определять личностные черты наших детей, а значит, и нашего общества в целом.

— Но ведь в городе все же есть, на что посмотреть….

– Конечно, есть. Вот мы сейчас сидим в кафе на набережной Мойки. Здесь вокруг все гармонично, – вступает в разговор Юрий. – Романтика Михайловского сада, Марсово поле с цветущей сиренью, каштановая аллея у Инженерного замка и Летний сад… Туристы  в восторге. Горожане тоже. Старинные здания, утопающие в зелени, вода… Однако, признаемся, эта красота досталась нам, так сказать, по наследству. Единственная наша заслуга — обеспечение неплохого ухода. Но еще бы мы и этого не делали!  

Кстати, не только в XIX, но и в XX веке, к городской среде относились очень серьезно. Конечно, многие проекты второй половины XX века были типовыми. Но ведь были и авторские проекты. Одних только парков сколько было заложено!  

Тогда функционировали и питомники, снабжавшие посадочным материалом город. Новые экономические условия поставили на этом крест. Питомники развалились. Цветочные хозяйства расформированы, их территории отданы под коммерческую и жилую застройку. Осталось только одно – на Пулковском шоссе, оно снабжает город однолетними цветами. А ведь на однолетниках зеленый каркас для города не сформируешь.

— Но ведь городские заказы остались?

Д.Г.: — Конечно, остались. Тут, правда, надо разделять заказы на оформление общественных пространств городского уровня и дворовые территории. Что касается первых, их проектирование и строительство — сложная задача, которая дополнительно осложняется условиями доступа к таким заказам. Эту задачу на сегодняшний день в полной мере могут осилить лишь две-три всем известные компании. Они эти заказы в конечном итоге и выполняют.

Здесь интересно отметить, что имена ландшафтных архитекторов, которые проектируют крупнейшие городские объекты, широкой публике не известны. В Европе это не так. Наверное, потому, что там ведется более открытая дискуссия о том, что же такое хорошо и что такое плохо. В такой дискуссии необходимо участие человека, который сам, лично придумал концепцию и дизайн. А как иначе? Сразу возникает вопрос: а с кем у нас вести эту дискуссию?

Что касается дворовых территорий, то благоустройством новостроек занимаются, в основном, те же компании, которые эти дома строят. Тут хотя бы есть надежда на то, что проекты делаются если не ландшафтными архитекторами, то во всяком случае архитекторами. Однако же это имеет и свои минусы — архитекторы не имеют знаний, позволяющих грамотно использовать растения.

Ну а существующую застройку благоустраивают те, у кого цены ниже. В этом случае часто ни те, кто проекты заказывает, ни те, кто заказы выполняет, не являются специалистами в области ландшафтной архитектуры. А если еще прибавить низкое качество используемых материалов и мебели… В такой ситуации даже странно удивляться неудовлетворительным результатам такого благоустройства.

А жители города стремятся к прекрасному и, на свой вкус, как могут, обустраивают дворы. В старые покрышки цветы сажают, среди битых кирпичей расставляют мягкие игрушки.

 

 

Благоустройство двора в Петербурге

Благоустройство двора в Петербурге

 

 

Благоустройство двора в  Мюнхене

Благоустройство двора в Мюнхене

 

— Так чего же нам не хватает?

Ю.Ф.: — Ландшафтной архитектуры. Это звучит странно. Она вроде как есть. Но это видимость. Ее нет. Нет как отрасли. А для формирования целой отрасли нужно время и подходящие условия. В ситуации, когда ведущим направлением городской ландшафтной архитектуры является декорирование открытых пространств однолетниками, очень мало места для настоящей ландшафтной архитектуры, являющейся отдельной сложной наукой, а вовсе не разновидностью дизайна. Эта наука непосредственно связана с целым рядом дисциплин, таких как биология, экология, почвоведение, градостроительство, социология и т д. А также с политикой и экономикой.  

— Разве плохо, что в городе появилось много рабаток и клумб с бархатцами и бегониями и подвесных корзин с яркими петуниями?

Ю.Ф.: — Очень хорошо. Но городские проблемы клумбами и рабатками не решить. Да и климат у нас такой, что цветы не могут радовать нас круглый год. А что остается когда цветы увядаютт? Прежние проблемы...

— И все-таки ваша основная идея в том, что в городе должны активно работать ландшафтные архитекторы?

Д.Г.: — Да. И на стадии проектирования и в сопровождении реализации проектов. Представляете элитные, дорогущие объекты, как, например, "Парадный квартал"? Ведь практически ноль фантазии в благоустройстве и озеленении, а о ландшафтном дизайне вообще речи не идет.

 

Петербург, Парадный квартал

А с другой стороны, к кому девелоперам обратиться за помощью в поиске новых идей? Надо пустить маленькие ландшафтные фирмы на рынок благоустройства. И надо готовить  соответствующих специалистов. Сейчас у нас есть либо архитекторы-урбанисты из Архитектурно-Строительно Университета (СПбГАСУ), для которых кусты и деревья — абстрактные кружочки на планах, либо озеленители из Лесотехнической Академии (СПбЛТА), которые не имеют представления об архитектурной и градостроительной стороне вопроса.

 

Городу надо в первую очередь заниматься проблематикой подготовки специалистов на нужном уровне. Видимо, необходимо приглашать специалистов из Европы, которые будут читать соответствующие курсы. Мы отстали от них лет на 20-30. И не имеет никакого смысла изобретать велосипед. Надо просить о помощи. Мы же вместо этого всему учимся сами. На собственных ошибках. И эти ошибки окружают нас повсюду.

-  Значит, сейчас основной заказчик у ландшафтного архитектора – богатые  петербуржцы с загородным домом. И чего же они хотят?

Д.Г.: — Раньше просили альпийскую горку или водоем, как у всех. Теперь хотят чего-то особенного и с радостью воспринимают все новые предложения. На "ура" идут идеи неповторимого сада.  

— А что вы посоветуете  людям, которым архитектор не по карману?

Ю.Ф.: — Выражать в садовом участке свою индивидуальность. Кому-то по душе огородик и подсолнухи? Отлично. Кто-то хочет реализовать что-то увиденное в журналах – тоже хорошо. Подбирайте подходящие для наших широт растения и дерзайте.

— И все-таки. Что нынче в моде? К примеру, какие тенденции показала последняя выставка в Лондоне, в Челси? Там же собираются законодатели  ландшафтной моды.

Ю.Ф.: — В этом году традиционно во многих садах использовалась экологическая тематика с акцентом на  сборе, сохранении и рациональном использовании дождевой воды, много внимания было уделено вопросам совместного сосуществования человека и природы в современном мире.

 

Челси, выставка ландшафтного дизайна

 

Д.Г.: — Вообще, мы живем в эпоху постмодернизма,  который логично находит свое отражение и в садовом искусстве. Ржавый металл, неожиданные сочетания растений и форм… Также можно отметить растущий интерес к интеграции высоких технологий в пространство сада. О том, станут ли различные электронные объекты неотъемлемой частью сада будущего, можно спорить. Такие выставки для того и существуют, чтобы можно было об этом поспорить, на конкретном примере.  

Ю.Ф.: — Выставка в Челси, безусловно, является законодателем ландшафтной моды, но это не значит, что представленные там идеи всегда можно напрямую использовать в реальных садах. Скорее, нет. Дизайнеры каждый год выбирают актуальные для себя темы и представляют их в виде садов. Это небольшие эксперименты, которые могут быть удачными, а могут и провалиться. В любом случае, они вдохновляют на дальнейшее творчество.

Наталья Сергеева

Подробнее: http://www.rosbalt.ru/piter/2012/07/02/1006206.html

 

 

© мох, 2008-2015, +7 (499) 705-6555 , +7 (812) 424-3777, приморское ш., 6